Максуд Ибрагимбеков. Официальный вебсайт

ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, ПОЛЮБИЛ…

Он пришел. Он увидел. Он полюбил. Прекрасную женщину, друзей, весь мир. Так можно коротко рассказать о жизни Максуда Ибрагимбекова. Думаю, что к своему 70-летию  он блестяще прошел аттестационную комиссию для великих писателей. Он один из немногих  творцов нашего времени, кто похож на себя в своих произведениях, кто равен своим произведениям. Строитель, путешественник, публицист, народный писатель, депутат Национального собрания, президент ПЕН-Клуба в Азербайджане, глава Дворянского Собрания. Он  описывает жизнь, находясь в ее гуще, с близкого расстояния изучает правителей и оппозицию, политику и законы. Он вмешивается в мир и войну, подписывает обращения и протоколы, присутствует на конференциях и конгрессах за рубежом, участвует в восстановлении государства.  Но говорить о себе не любит.

 

–  Должен признаться, – сказал  Максуд Ибрагимбеков, – что для меня самый неинтересный объект беседы – это я сам. Жизнь настолько перенасыщена событиями, что на этом фоне публично обсуждать свои  неудачи или личные достижения, пристрастия и привычки, рассуждать об особенностях собственного творчества представляется мне занятием бесполезным, а еще точнее, скучным. Давайте лучше займемся более приятным делом, поужинаем.

Понимаю, что интервью не получится. Но получится нечто большее: увлекательная беседа без преград и церемоний, не регламентированная временем и списком обязательных вопросов. Решительно отодвигаю диктофон, прячу блокнот с авторучкой. Ужинать так ужинать. И  р а з г о в а р и в а т ь…  Мы действительно проговорили с Максудом весь вечер, незаметно продвигаясь от этапа к этапу его жизни. Я даже составила своеобразную азбуку неслучайных слов и понятий, как бы личную азбуку писателя, выделив в ней ключевые слова, за которыми – жизнь, мир, работа, философия интереснейшего человека нашего времени.

 

СЕМЬЯ. Максуд родился  в Баку в семье учителя географии Мамед-Ибрагима Ибрагимбекова. Жила семья в старой верхней части города, в районе «Параллельных» улиц с незыблемой сапожной будкой на углу, киоском, керосиновой лавкой и главной достопримечательностью квартала – баней. В своей семье, своем дворе получил Максуд первые уроки жизни.

– Однажды на улице нас с Рустамом побили взрослые ребята, и мы прибежали домой в слезах. Мама удивилась: «Как?! Моих сыновей побили, а они еще жалуются?! Вон отсюда, слюнтяи!» 

 

РОДИТЕЛИ. – Они очень любили меня. Они были  интересные люди. К ним часто приходили друзья. Папа был энциклопедистом. Он знал все на свете и в подробностях. Мама – прагматик. Различают мозги хорошо наполненные и  хорошо устроенные – это про моих родителей. У мамы был живой ум, которым она прекрасно распоряжалась, и свой собственный, неповторимый взгляд на вещи. Например, она нам читала Марка Твена, Дюма, Льюиса, когда нам было пять-шесть лет. Ей говорили: «Что ты делаешь, они же ничего еще не понимают?!» «Каким-то образом это в них останется», – отвечала она. И оказалась права. Я до сих пор помню целые фрагменты из ее чтений.

 

ПЕРВЫЙ РАССКАЗ. – Свой первый рассказ я написал в пятом классе.Это был кошмарный рассказ, но я его написал. Восемь лет спустя очень удивился, когда меня впервые напечатали. Такое здоровое приятное удивление: вот появилось материальное отражение того, чего не было вообще. И что нашлись люди, которые это прочитали.

 

ПРОИЗВЕДЕНИЯ. – «Пусть он останется с нами», «Кто поедет в Трусквец», «И не было лучше брата». Пьесы «Мезозойская история», «За все хорошее смерть», «Мужчина для молодой женщины», «Нефтяной бум улыбается всем» поставлены на сценах полусотни театров. В общем-то я счастливый человек: все, что я написал, дошло до адресата. 

Кстати, повести Максуда Ибрагимбекова сразу стали выходить огромными тиражами. А роман «И не было лучше брата»  вышел в роман-газете – больше миллиона экземпляров разошлись в одночасье. Все произведения постоянно переиздаются.

Серьезные критики называют Максуда великим писателем. Его стиль находят  блестящим, многообразным и гармоничным. Прозу – живописной. Фразу – музыкальной. Место каждого слова, выбор ритма – абсолютно точными. Его метафоры – украшение нашей литературы. Максуду знакомо опьянение словом. Его проза кипит веселостью и остроумием.

«Весной в парикмахерской заговорили о женщинах» («Немного весеннего праздника»). «Баня была построена в середине прошлого века, и уже пятое, шестое поколение района преуспевало, плодилось, разочаровывалось, побеждало или проигрывало в многообразной, жизненной борьбе под шум котлов» («И не было лучше брата»).

 

ТВОРЧЕСТВО. – Удовольствие, за которое почему-то платят, вместо того чтобы брать. Но если говорить объективно, писательский труд – очень тяжелый труд. Но не мука. Это высшее наслаждение, которое может испытать человек. Конечно, бывают периоды, когда ты не можешь написать ни строчки. Становишься раздражительным. Много куришь, много ходишь, много шутишь. Но вдруг наступает момент, когда ты стоишь как бы с протянутыми руками, и твои ладони наполняются каким-то невероятно щедрым обильным дождем. У меня бывало несколько случаев, когда я писал повесть за 10-12 дней, работая беспрерывно 28 часов. Это настоящее счастье.

 

ПУБЛИЦИСТИКА. – К публицистике я обращаюсь в двух конкретных случаях: первый – если задето достоинство моей страны, второй – если оскорбляют меня лично.

 

АННА. Это мой мир. Самый главный человек в жизни. Мы женаты 22 года. Я ее очень любил, когда женился. Сейчас я ее люблю еще сильнее. Не представляю, как можно жить без нее.

 

СЫН. – Мой сын режиссер, снимает интересные фильмы, иногда получает за них «Золотого льва» в Венеции. Но, по-моему, самое главное,  что Мурад состоялся как добрый, порядочный человек.

 

ДРУЗЬЯ. – Я мало чем горжусь в жизни,  но я горжусь, что за всю жизнь не потерял ни одного своего друга. Все мои друзья по детству, улице, творчеству, дому – все они продолжают оставаться моими друзьями, оказывают мне честь быть моими друзьями. Я не сентиментальный человек, но я благодарен судьбе, что мои друзья существуют (даже те из них, кто поменял этот мир или родину), потому что без них я был бы совсем другим, скорее всего, был бы хуже. 

 

БАКУ.  – Баку – это я сам,  я уже не представляю себя в отрыве от этого города. Это мои истоки.

Мы вспомнили один давний эпизод, относящийся к 70 годам.  Когда  строился его дом в Нардаране, к нему приехал близкий друг. «Вы потратили столько денег,  – сказал он, – почему бы вам на даче не построить бомбоубежище? На случай атомной бомбардировки. Идеальное место».  Максуд ответил, что это прекрасная мысль, но сразу же от нее отказался, подумал: если случится война, он спасется, а потом выйдет из бомбоубежища, узнает, что Баку нет, нет его близких, друзей, нет всего того, что составляет его мир. Для чего же тогда жить?

 

НЕБОСКРЕБЫ. – Естественно, Баку меняется, а разве мы не меняемся? Это органические изменения. Пусть лучше  новые небоскребы на тесных улицах, чем трущобы на просторах. Хрестоматийный пример. Когда-то Эйфелева башня повергла парижан в ужас, а сейчас это гордость Франции. И сталинские высотки тоже вызывали много критики, а сегодня –  достопримечательность Москвы.

 

БАКИНСКИЕ СЕКРЕТЫ. – Баку плохо приспособлен для хранения тайн. Самые жгучие секреты распространяются в течение двух-трех часов. Без Интернета, факса и телевидения. Привычные средства передачи информации – предутренний хаш, совместный утренний бег трусцой, обеденный перерыв, поминки, свадьбы, бани, иногда, в экстренных случаях и в виде исключения, – телефон. 

 

НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ. – Портрет страны. Какая страна, такой и ее парламент. Умники, интеллектуалы, популисты, полезные люди  и не очень. В общем, 50 на 50, как в жизни. Но мы занимаемся  необходимым делом. Создаем законы. Их не выполняют? Но это претензии  к другому ведомству.

 

ДВОРЯНСКОЕ СОБРАНИЕ. Его задача инвентаризация страны. Общество не может быть без элитного слоя. Мы восстанавливаем корни, но и принимаем во дворянство новых людей, сделавших для отечества что-то значительное.

 

ПИГМЕИ. –Или сокращенно пиги. Среда обитания – желтая пресса. Их редко уважают жены, презирают соседи и официанты. Сжигаемые изнутри тщеславием, завистью и ненавистью к преуспевающим на их взгляд людям, пиги кусают их. Очень заманчивым в их среде считается укусить президента страны.

 

НАРДАРАН. Самое родное место на земле. Там уникальное население, которое не подозревает, в каком изумительном месте оно живет.  

КАСПИЙ. Несколько лет назад уровень воды в море поднялся, и волны подошли прямо к воротам Максуда. Почти все жители побережья немедленно покинули свои дома. «Максуд Мамедович, сказал  один сосед, пора уезжать, вас затопит». Максуд ответил:  «Странные вы люди, от армян бежите, от моря бежите». Максуд не уехал. Построил бетонную дамбу. Каспий отступил. В общем,  поладили.

 

ВЕТРЯНАЯ МЕЛЬНИЦА. Я построил на даче ветряную мельницу. Все наши гости спрашивают: «Она функциональна? Электричество дает?» «Нет», говорю. «Зачем же вы ее построили?» «Я сижу, отвечаю, а она вертится. Это же приятно». Согласитесь, полезная функция! 

 

ПЕРВОЗДАННАЯ ПРИРОДА.Конечно люблю. Люблю море, горы, лес, но только чтобы на горизонте обязательно маячила фигура официанта с подносом.

 

МАРУСЯ. Маленький мопс. Подозреваю, что в глубине души она уверена в том, что мы принадлежим ей, что она наша хозяйка, и делает что хочет. Я не возражаю, потому что она источает столько тепла, нежности, любви. Очень преданное существо.

 

ЖИЗНЬ. Несмотря на периодически возникающие неприятности, жизнь – это все-таки  удовольствие. Само занятие жить это удовольствие. К сожалению, одноразового пользования.